(no subject)

Посетив музей Дали в каталунском городке Фигерас и заметно подустав от толп туристов, толкавшихся там (по правде говоря, я подольше побродила бы по музею, но дети устали: Мариам была пресыщена сюрреализмом и после посещения музея стала рисовать странные вещи, а Микаэл хотел спать и мучал поочередно меня и папу), мы решили зайти в храм этого городка, что находится прямо рядом с музеем. Я вообще редко пропускаю возможность зайти в любую церковь у меня на пути, посещая новые страны, но иногда в итальянских или испанских городах церквей оказывается больше, чем физически можешь их посетить. Однако храм в Фигерас мы пропустить не могли. Он ничем особо не отличался от остальных храмов, там не было никаких шедевров, лишь пара фресок, прохлада и тишина. Когда мы зашли из ярко освещенной улицы в темноту храма, мне сразу захотелось там остаться подольше, но дети опять- таки не дали б расслабиться. Поэтому, пройдясь между пустых рядов и осмотрев в полутьме стены храма, мы направились к выходу. И тут зазвучала музыка. Из колонок. Мы с мужем переглянулись. Запела божественным голосом Лусине Закарян. Отрывок из армянской литургии. Сурб Сурб... звенящий голос в тишине, лишь мы в храме, закрыли глаза, оказались мысленно в Нораванке ли, в Татеве, в любой из ереванских церквей.. три дня до Пасхи. И такой божественный подарок. После Сурб Сурб начался другой армянский шаракан, чудесной красоты. Мариам подошла ко мне, спросила, это кто поет на армянском. Я сказала, что это лишь запишь. Она обрадовалась, говорит, мы будто у бабушки с дедушкой, в Армении. А мы дослушали музыку и решили, что храм в Фигерас никогда не забудем. Да и чудеса такие, в пасхальную неделю, тоже остаются в сердце навсегда.

Саму пасхальную мессу, точнее кусочек ее, слушали в церкви городка Ситгес, недалеко от Барселоны. Полная церковь, радость на лицах людей, это самый большой праздник и мой самый любимый. У нас в этом году не было крашеных яичек да и самой пасхальной трапезы, кроме запеченой рыбы и красного вина. Но была радость вокруг, воскресший Христос и полученное во время мессы благословление. А наутро, отварив яички на завтрак, Мариам и Микаэл нарисовали на них всякое: крест, девочку и кружочки: фирменный знак Микаэла. Он в этих кружочках изображает весь мир:)

о чем это я:) с опозданием, но в моем жж я в этом году еще не писала: Христос Воскрес! Радости и счастья вам, дорогие френды, те кто тут еще остался:)

(no subject)



Про мыльные пузыри

Он сидел и прищурившись смотрел на море. Старые моряки, давно покорившие приморские города, о которых писали еще до Хемингуэя, и будут писать еще после меня, ибо моряки хранят тайну моря на земле, и чтобы узнать эту тайну, недостаточно дорогой гавайской сигары.


Я подходила к нему медленно, нацелив свою камеру и понимая, что сделать желаемый снимок мне вряд ли удастся. Тут нужен был анфас, глубина глаз, нахмуренный лоб, а не случайный профиль хитренького папарацци. А подойти и попросить сделать кадр я не решалась. Подойти-то было проще, а вот заговорить… Тихонько присела неподалеку, наблюдая. Ветер леденил руки, волосы выбились из-под шапки, хотелось горячего кофе и согреться в прибрежных кафе, под утренний шум и гудки кораблей, суматоху рабочей беготни, но старик не давал уйти, сидел молча, не отпуская. Потом внезапно повернулся ко мне, жестом руки подзывая сесть поближе. На набережной было скользко, низко летали жадные чайки, ноги в ботинках заледенели. Я подошла, присела рядом, свесив, как и он, ноги в промежуток между нетесаным камнем и мутной водой, пытаясь спрятать под куртку камеру.

Collapse )

(no subject)

Երբ ծերանոցում ահավոր պայմաններում ապրում է մի ծեր կին, որն ունի 10 (!!!) երեխա, սկսում ես մտացել հասարակության արժեքների մասին, կամ էլ փորձում հասկանալ, ինչն է սխալ այս աշխարհում, բայց հստակ պատասխաններ համարյա երբեք չես գտնում.. Իդեպ դա այն եզակի դեպքերից չէ, երբ ծեր կինը ինքն է ցանկացել ծերանոցում ապրել: Իսկ Հայաստանի ծերանոցների պայմանների մասին լավ բան ասել, ցավոք, դժվար է:

(no subject)

Деревня в детстве

Непонятные дети, и холод, и пряжа,
конский след и неведомый снег
говорили: у вас – мы не знаем, у нас же
восемнадцатый, кажется, век.

И сейчас я подумать робею,
как посмотрит глазами пещер
тридесятое царство, страна Берендея
и несчастье, несчастье без мер.

О, такое несчастье, что это, казалось,
не несчастье, а верная весть:
ничего на земле, только горе осталось;
правда – горе за горем и есть.

Это огненной птицы с узорами рая
бесконечное слово: молчи!
В рот какой же воды набирая,
мы молчим, как урод на печи?

Тени всюду мне близки, но там эти лица
собирались и ночью и днем,
приучая терпеть и молиться
или что-нибудь сделать с огнем.

И от родины сердце сжималось,
как земля под полетом орла,
и казалось не больше земли – и казалось,
что уж лучше б она умерла.

Ольга Седакова

(no subject)

Вот тут вот отец Сергий предлагает дельное... Может, кто уже и так, без подсказок, но если нет, а можется и хочется, то читайте его пост. Пост о молитве. За то, что творится в мире, но в первую очередь это для каждого из нас...

(no subject)

инстаграмные обрывки подползающей весны.. фотографирую ее бесшумно, телефоном, чтоб большой камерой не спугнуть случайно, а то ведь все знают, на что способны последние дни февраля, а то и начало марта... )

IMG_8590

Collapse )

(no subject)

Ночной поезд на Лиссабон, книга Мерсье Паскаля

читаю и узнаю в книге город.. улицы, по которым довелось ходить совсем недавно..
Нужно посмотреть и фильм, который сняли совсем недавно. Надеюсь, он не будет намного хуже книги.